"Утки-драйверы" и "колбасные короли": "мясной рейтинг" Татарстана

27.05.2020

КОРОНАВИРУС И МЯСО: МАЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ БЕЗ ШАШЛЫКОВ

На фоне того, как тяжело большинство отраслей промышленности выходит из летаргического сна после коронавирусной самоизоляции, сельское хозяйство чувствует себя относительно уверенно. Во-первых, аграрии как ответственные за жизнеобеспечение населения ни на день не уходили на вынужденные выходные. Во-вторых, все это время не переставали работать продуктовые магазины, то есть не были потеряны рынки сбыта пищевой продукции. Как говорится, кризис кризисом, а кушать хочется всегда. Но, как показывает данное исследование рынка производителей мяса и мясной продукции, кризисные явления заглянули и в эту тихую гавань.

Но начнем с хорошего. 2019-й аграрии Татарстана закончили с трехпроцентным ростом, есть компании, которые показали кратное увеличение производства. Среди сельхозпредприятий убыточных оказалось гораздо меньше, чем в целом по республике, — 7% против 25%. Причем точками роста стали именно животноводческие хозяйства: производство мяса птицы и КРС в республике в прошлом году увеличилось на 3%, а мяса свиней — на 4% больше. 

В целом Татарстан по итогам 2019-го занял 8-е место по производству мяса среди всех регионов страны. В абсолютных цифрах в 2019 году в республике было произведено почти 517 тыс. т мяса скота и птицы. Это 3,4% от производства данной продукции в РФ и 16% от аналогичных показателей в ПФО.

Стабильного роста животноводам республики удалось достичь на фоне очень непростой ситуации. Снижение реальных доходов населения не способствует повышению покупательской активности. Возможности поставок на внешние рынки у животноводов ограничены (санкции, АЧС, коронавирус и пр.), все это давит на цены вниз и сокращает маржу. А «ковидная» ситуация с ее возросшей безработицей, сузившимся спросом и девальвацией национальной валюты в марте 2020 года только усилила имеющиеся негативные тенденции.

«Хотя мы и говорим, что мы импортонезависимы, у нас есть определенная валютная составляющая в кормах: витамины, препараты, аминокислоты, частично ветпрепараты, соевый шрот — все это приведет в начале второго полугодия к росту себестоимости [животноводческой продукции] минимум на 10 процентов», — рассказал «БИЗНЕС Online» генеральный директор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев. К тому же подорожавшие доллар и евро подстегнули производителей нарастить экспорт зерна, это незамедлительно сказалось ростом его стоимости на внутреннем рынке — уже на 10–15%. А затраты на корма в птицеводстве, свиноводстве и КРС на секундочку составляют от 55% до 70%. Как логичный результат — себестоимость животноводческой продукции растет. 

«Спрос упал. Если до „ковидной“ ситуации мы прогнозировали, что среднее снижение оптовых цен [на мясо свиней] будет в районе 8–10 процентов, то за первые почти пять месяцев 2020 года оно составляет уже порядка 14 процентов. Но подчеркну: речь идет об оптовых ценах, розница живет по своим законам, не сразу уменьшает стоимость. Она сначала начинает давать покупателям больше скидок, проводить распродажи, а уже потом снижает цены на постоянной основе. Получились „ножницы“ — рост себестоимости больше запланированного и снижение закупочных цен тоже больше запланированного, соответственно, резкое уменьшение маржинальности производства», — констатирует Ковалев.

В пресловутые «ножницы» попали все животноводы. Потребление мяса сокращается (майские праздники прошли без шашлыков!) — это почувствовали на себе даже производители доступной по цене курятины. 

«Цены на куриное мясо должны были бы вырасти с учетом резкого изменения курса валюты, ведь импортная составляющая у нас большая — и по племенной птице, и по ветеринарным препаратам, но все определяется спросом. И стоимость не повышается, — объясняет сегодняшнюю ситуацию гендиректор Российского птицеводческого союза Галина Бобылева. — Не могу сказать, что спрос резко снизился, но все равно денег у людей стало меньше, какую бы помощь населению ни оказывали. Упала активность людей — лишний раз стараемся в магазины не отправляться, на улицу не выходить».

Если взглянуть на положение дел в более глобальном («доковидном») масштабе, то картина следующая: все сложнее становится отстаивать свое место под солнцем производителям курятины и свинины — эти рынки насыщены продукцией крупных игроков, которые начинают активно толкаться локтями, сбивая цену. Менее крупные производители все чаще не выдерживают конкуренции и покидают рынок. С другой стороны, семимильными шагами растет в Татарстане индейководство и утководство, останавливаться на достигнутом производители в данных сферах пока не собираются.

Дефицит по говядине, обострившийся на фоне закрытия ряда производств, а также сокращение импортных поставок мяса, напротив, ведут к росту закупочных цен на полутуши КРС, но разом насытить рынки красным мясом оказывается не так-то просто. Власти республики предпринимают весьма энергичные шаги по расширению числа откормочных площадок КРС в стране. Но мясное скотоводство — дело затратное и не столь быстрое в плане финансовой отдачи, как птицеводство или свиноводство.

Чтобы понять, как чувствуют себя производители мяса в Татарстане, «БИЗНЕС Online» провел собственное исследование рынка. Ревизия главных животноводов республики вылилась в первый «мясной рейтинг». Хозяйства мы ранжировали по объемам выпуска продукции в живом весе за 2019-й, также в нем указывается общее среднегодовое поголовье животных на 1 января 2020-го.

ПТИЦЕФАБРИКА — ЭНЕРГЕТИКА ФАРДИЕВА

По производству мяса птицы республика в числе лидеров по стране. «Птичка» занимает 53% от всего произведенного в РТ мяса. На начало 2020 года поголовье составляло 17,1 млн штук. Хозяйства всех видов произвели за год 226,9 тыс. т мяса птицы. Крупнейшими его производителями в Татарстане являются две компании — «Челны-Бройлер» и «Ак Барс Холдинг».  

На долю ООО «Челны-Бройлер» (1-е место среди производителей мяса птицы в республике) приходится почти 60% от всей «птички» в республике — в минувшем году компания произвела 123,1 тыс. т продукции. С этим показателем она входит в топ-12 крупнейших птицеводческих компаний РФ (по данным издания «Агроинвестор»). Но отрыв от лидеров очень высок. Например, у «Черкизово» порядка 770 тыс. т в год, у «Приосколья» — 452 тыс. т, у «Мираторга» — 151 тыс. тонн.

Компанией управляет АО «Агросила», гендиректор — Светлана Барсукова. «Челны-Бройлер» сегодня объединяет два завода — челнинский и нижнекамский. В общей сложности на 11 площадках компании одномоментно «сидит» 5,8 млн голов бройлеров (общее производство за год — около 50 млн голов), также имеется племрепродуктор, два инкубатора общей мощностью 67 млн яиц в год. В 2017-м компания запустила новый комплекс по переработке куриного мяса (ООО «Агросила.Челны-МПК») стоимостью 3 млрд рублей в Актанышском районе РТ, который способен «переварить» почти 50 тыс. т курятины в год. Как сообщает компания, в 2019 году были сделаны дополнительные инвестиционные вложения в данное предприятие, связаны они были в основном с технологиями глубокой переработки мяса птицы. В результате фирма «Агросила. Челны-МПК» увеличила объемы производства продукции для сетей фастфуда KFC, «Макдоналдс» и «ДоДо Пицца».

Можно вспомнить, что в более ранних планах компании до 2020 года значилось почти вдвое нарастить производство бройлеров — мегаптицекомплекс на 100 тыс. т в год и стоимостью 6 млрд рублей планировалось построить в селе Мусабай-Завод, но местные жители выступили резко против этой идеи. Они побоялись, что местные речки будут отравлены, а от комплексов станет идти вонь, так что от планов пришлось окончательно отказаться.

Барсукова сообщила нашему изданию, что на совете директоров компании принято решение достигать увеличения производства бройлеров другим путем. В частности, проведут реконструкцию нижнекамской и актанышской площадок «с переводом на клеточное содержание птицы (сейчас напольное содержание — прим. ред.) и дальнейшим увеличением выпуска продукции из мяса птицы».

«Челны-Бройлер» принадлежит семье генерального директора Сетевой компании Ильшата Фардиева: 66,2% бизнеса записано на ЗАО «МЭКТ» (половиной его владеет супруга энергетика Диляра Гизатулина), 24,9% и 6% соответственно у принадлежащих семье ООО «Мегаполис» и  ОАО «Земельная Корпорация „Энергия“», еще 2,9% записано на дочь Ильшата Шаеховича — Алсу. В штате, согласно данным базы «Контур.Фокус», 1 783 человека. Баланс по итогам 2018 года составил 14,6 млрд рублей, выручка — 8,6 млрд, чистая прибыль — 571,1 млн рублей.

«КУРИНОЕ ЦАРСТВО» ИВАНА ЕГОРОВА

На втором месте по производству мяса птицы в Татарстане мощности компании «Ак Барс Холдинг» (АБХ) Ивана Егорова. На них производится 31% всего мяса птицы в республике. За 2019 год компания выпустила 60,8 тыс. т данной продукции (сведения МСХП). В состав холдинга входит три птицефабрики, объединенные в ООО «Птицеводческий комплекс „Ак Барс“», генеральный директор — Сергей Андреев.

Птицефабрика «Яратель» занимается производством товарного яйца под известным брендом Yaratelle. Выращивание же бройлеров осуществляет зеленодольский филиал, расположенный в поселке Осиново (бывшая птицефабрика «Казанская»), и пестречинский филиал (ранее — ОАО «Агрофирма „Ак-Барс-Пестрецы“»). Эти две площадки реализуют продукцию под известным брендом «Пестречинка». Также в 2014 году холдинг перезапустил обанкротившуюся ранее птицефабрику «Чистопольская» в селе Каргали. Она специализируется на выращивании так называемого ремонтного молодняка для площадки родительского стада. В птицеводческом комплексе «Ак Барс» нам сообщили, что все птицеводческие площадки АБХ работают, но за подробностями попросили обратиться к руководству. Издание отправило официальный запрос, на момент публикации ответа не поступило.

По данным за 2017 год (самая свежая информация на сайте e-disclosure.ru), среднегодовое поголовье птицы мясного направления в птицеводческом комплексе «Ак Барс» составило около 3 млн голов, на сайте АБХ сообщается о поголовье птиц более 3,4 млн голов. По данным базы «Контур.Фокус», в 2018-м баланс компании составлял 8,6 млрд рублей, выручка — 7,6 млрд, чистая прибыль — 380,6 млн рублей. На 79,8% организация принадлежит егоровскому ООО «Татхлебопродукт», на 20,2% — непосредственно ОАО «Холдинговая компания „Ак Барс“». В комплексе работают 1 911 человек.

В рейтинг главных птицеводов вполне можно было бы включить агроимперию нефтегазового строителя Татарстана Ильшата Тукаева, который владеет ООО «Племрепродукт» в Бугульминском районе РТ. «Племрепродукт» — это модернизированная Бугульминская птицефабрика, которая содержит репродуктор на 120 млн единиц яиц. Фабрика производит инкубационное яйцо, которое затем поставляет на птицефабрики. В частности, на Тимашевскую птицефабрику с мощностью производства 140 тыс. т мяса птицы и мясопродуктов (бренд «Самарский бройлер»), которой также владеет Тукаев. Однако, поскольку Тимашевская птицефабрика зарегистрирована в Самарской области, а еще одна связанная с ней компания — ООО «Холдинг Самарский Бройлер» — уже и вовсе в Москве, в нашу таблицу компания Тукаева не вошла. Напомним, что с прошлого года бизнес Тукаева попал в турбулентность — Сбербанк и Россельхозбанк подали к предпринимателю банкротные иски, под угрозой оказался не только агробизнес, но и основной, строительный. Впрочем, в приемной компании корреспонденту нашего издания сообщили, что «Племрепродукт» продолжает работать.

Председатель совета директоров ООО «Татптицепром» Марс Алиев, которого мы попросили высказаться в качестве эксперта, считает, что ситуация на рынке мяса птицы в стране в целом и конкретно в нашей республике неплохая. Все предприятия успешно работают, продукция татарстанских птицеводов пользуется устойчивым спросом. «У нас, в Татарстане, заложена хорошая основа, закуплено новое оборудование, технологии отлажены, есть автоматизация производства, так что татарстанская продукция стала конкурентоспособной», — уверен Алиев.

Барсукова объясняет снижение цен на мясо кур в начале года тем, что российский рынок на 100% обеспечен собственными мощностями и производители конкурируют между собой за покупателя. Население, в свою очередь, ориентируется на более дешевые продукты. «Соответственно, ретейл также старается закупить продукцию по наименьшей цене, чтобы предложить ее покупателю», — говорит глава «Агросилы».

Бобылева добавляет, что, несмотря на коронавирус, все предприятия отрасли работают в штатном режиме. «Мы считаем, что по итогам 2020-го объемы реализации будут на уровне 2019-го. С учетом тех предприятий, которые вводят в этом году дополнительные мощности, прирост ожидается в пределах 100 тысяч тонн», — говорит эксперт. Она отмечает, что в случае активации рабочих процессов после самоизоляции активность потребительного спроса также может возрасти, но всплеска увеличения цен до конца года не предвидится, учитывая покупательную способность населения.

ИНДЮШКИ КАК ФАКТОР РОСТА

Помимо крупняков, в Татарстане производство мяса птицы ведет ряд относительно небольших хозяйств, которые занимаются разведением кур, уток, индеек и других видов птицы. Ведь если по мясу кур конкуренция сегодня жесткая, то по утке и индейке рынки еще относительно свободны, что позволяет татарстанским компаниям бурно развиваться.

ООО АФ «Залесный» с 2008 года практикует индейководство в Зеленодольском районе РТ. Директором и совладельцем компании (50%) является Ильнур Мадьяров, еще 50% принадлежит его отцу — Нафику Мадьярову. Продукция компании известна под брендом «Индюжина».В 2019-м фирмой было произведено 6 тыс. т продукции, что на 16% больше, чем годом ранее.

В день на предприятии забивают 1–2 тыс. голов птицы. В 2014-м был запущен цех глубокой переработки мяса птицы с мощностью 1,5 т мясной продукции в смену. В планах — наладить выпуск собственных инкубационных яиц (сейчас пользуются импортными). На предприятии трудятся 99 человек. Баланс в 2018 году составил 1,1 млрд, выручка — 502,4 млн, чистая прибыль — 31,1 млн рублей. Для реализации продукции создан торговый дом «Индюжина» (100% владеет Ильнур Мадьяров).

Как рассказал «БИЗНЕС Online» сам Мадьяров, в 2020 году компания планирует показать рост еще на 15–20%. На агрофирме для этого уже построили пять новых корпусов, кроме того, рост будет обеспечен за счет кооперации с фермерами, которые берут птицу на доращивание. Предприниматель говорит, что рынок индейки в стране еще далек от насыщения — спрос настолько высок, что «Залесный» едва успевает отпускать свою продукцию. Налажено сотрудничество с торговыми сетями «Пятерочка», «Бахетле», «Куриный дом» (сеть специализированных магазинов мяса птицы). Приобрести продукцию также можно в сети собственных магазинов компании в Казани.

Интересно, что на базе агрофирмы «Залесный» был создан геймифицированный сервис инвестирования в сельское хозяйство — «Фермополис», он объединил реальное и игровое пространство, позволяя инвестировать и получать прибыль от производства, фактически не вставая с дивана. На конец 2019 года инвесторы вложили в выращивание индеек 625 тыс. рублей.

Мадьяров говорит, что пока россияне явно «недоедают» до общемировых показателей потребления индейки — на человека у нас приходится всего около 1,5 кг в год вместо 3–12 кг в странах – рекордсменах по потреблению индюшатины. Спрос на мясо индейки растет, а рынок далек от насыщения. В целом по РФ индейководство в 2019 году стало самым растущим сектором животноводства (плюс 12% за год), всего было произведено 310 тыс. т мяса. Почти половину рынка мяса индейки «держит» гендиректор УК «Дамате» Рашид Хайров (130 тыс. т), его производство расположено в Пензенской области. А еще один крупный игрок из Ростовской области — компания «Евродон», совладельцем которой некогда был бывший глава госкомимущества РТ и минимущества РФ, экс-член совета директоров «Газпрома» Фарит Газизуллин, — ушел с рынка, погорев на птичьем гриппе.

УТИНАЯ ЭКСПАНСИЯ В ЛАИШЕВСКОМ РАЙОНЕ

Еще одним известным игроком на «птичьем» рынке Татарстана является ООО «Фермерское хозяйство „Рамаевское“», его директор и совладелец (50%) — Фарид Хайрутдинов. В селе Песчаные Ковали Лаишевского района он занимается разведением и реализацией уток породы «Черри Велли». Что важно, у компании есть свое родительское стадо, что защищает предприятие от санкций. Около 20% компании принадлежит ОАО «Агрохолдинг Красный Восток». (И это не случайность: Хайрутдинов вместе с Назипом Хайруллиным, отцом братьев-предпринимателей, входит в число соучредителей благотворительного фонда «Этилэр».) Еще 25% принадлежит ООО «Агрострой», 5,1% — ООО «Стрела».

Продукция реализуется под брендом «Рамаевская утка» и имеет маркировку «Халяль». В фермерском хозяйстве работает 41 человек. Чистая прибыль в 2018-м составила 3,7 млн рублей. В прошлом году компания произвела 2 тыс. т продукции, и, хотя в абсолютных цифрах это выглядит скромно, годовой процент роста оказался рекордным для отрасли — 40%! Общее поголовье за 2019 год составило 2,2 млн, среднегодовое — порядка 250 тыс. голов.

Хайрутдинов рассказал нашему изданию, что в 2020-м планирует нарастить поголовье почти вдвое — до 3,5 млн голов, а выпуск продукции — до 4 тыс. тонн. Этот рост будет обеспечен за счет строительства новых корпусов, а также увеличения «аппетитов» у партнеров компании. Ранее Хайрутдинов создал кооператив, фермеры которого безвозмездно берут на птицефабрике утят и корма, расплачиваясь за них уже после того, как сдают подросшую птицу на забой. «Рамаевская утка» продается в большинстве торговых сетей республики — «Бахетле», «Ашане», Metro, «Эдельвейсе» и пр.

В селе Русское Никольское предприниматель построил забойный цех и мясокомбинат, который перерабатывает производимое мясное сырье. Чтобы упорядочить логистические процессы там же, рядом с мясокомбинатом сейчас достраивают агрологистический центр на 2,5 тыс. т единовременного хранения мяса. «На базе этого центра мы намерены объединить усилия предпринимателей не только по утке, но и по мясу КРС, конине, баранине — будем оказывать частному сектору, ЛПХ, КФХ услуги по переработке, транспортировке и реализации их продукции», — говорит Хайрутдинов. Запуск запланирован на конец мая 2020 года.

«ЗАРУБЕЖ ПОКАЗЫВАЕТ НАМ ЗАД — ВЫСОКИМИ ЦЕНАМИ И РАЗНЫМИ БОЛЕЗНЯМИ»

Сегодня каждый россиянин потребляет в среднем 34 кг птицы в год, ожидается, что к 2023–2030 годам потребление мяса птицы прирастет еще на 2 килограмма. Эксперты не видят серьезных вызовов для птицеводов в обозримой перспективе. Спрос на птицеводческую продукцию стабильный, к тому же она находится в самом дешевом ценовом сегменте. «Даже если падают доходы, потребление курятины не сокращается, потому что это самый доступный для всех слоев населения продукт», — уверена Бобылева. Традиционно даже в периоды экономических кризисов спрос на курятину не падает, а, наоборот, даже возрастает, т. к. люди переходят с более дорогих видов мяса на экономный продукт.

Животноводство не попало в число пострадавших от COVID-19 отраслей, и слава богу, радуется глава Росптицесоюза: «Пусть нам не будет такой поддержки, как пострадавшим отраслям, той же торговле или медицине, мы же не останавливали производство. Для нас: есть „корона“, нет „короны“, мы все идем утром к холодильнику». Это не значит, что проблем нет совсем, птицеводы сегодня ставят вопрос о предоставлении краткосрочных кредитов на закупку зерна.

Птицеводы страны сейчас полностью обеспечивают потребности населения в своей продукции — импорт равен экспорту, так что задача накормить страну курятиной и другой птицеводческой продукцией фактически решена. Перспективы роста в птицеводстве Бобылева видит в развитии индейководства и производства водоплавающей птицы, а также соответствующем расширении линейки птицеводческой продукции в торговых сетях. Индюшатину или утку сегодня можно купить не в каждом магазине, но принимаемые меры поддержки фермеров будут этому способствовать.

Главная проблема, которая до сих пор не решена в Татарстане (и в России тоже), — отсутствие племенного дела, считает Алиев. «Из Америки, Германии поставляем племенные яйца — это бомба замедленного действия! Все, что касается генетики, поручено иностранным специалистам, хотя наши ученые доказали, что отечественное племенное дело (в советское время) было на высоте. Сейчас же все из-за рубежа, а зарубеж показывает нам зад — высокими ценами и разными болезнями, а отечественное племенное дело загублено», — говорит председатель совета директоров ООО «Татптицепром». А с учетом резкого подорожания иностранных валют вопрос покупки племенного яйца за границей может стать серьезной проблемой для птицеводов.

Что касается такой угрозы, как птичий грипп, наши эксперты солидарны во мнении, что эта зараза не страшна для крупных предприятий, которые работают с соблюдением технологий и ветеринарных требований. Алиев заверяет, что на крупных предприятиях все необходимые технологии строго соблюдаются, «но некоторые более мелкие хозяйства, бывает, накачивают птицу стимуляторами роста, чтобы она быстрее росла за короткий срок».

СВИНОВОДСТВО С КИПРСКИМИ КОРНЯМИ ОТ БАНКИРА ГАЛЯУТДИНОВА

Несмотря на то что значительная часть населения Татарстана — мусульмане, свиноводство в республике также развито: в прошлом году было произведено 100,1 тыс. т свинины (2% от РФ). Общее поголовье свиней на 1 января 2020 года в Татарстане составило 483 тыс. голов. Свиноводство сконцентрировано в пяти крупных предприятиях: «Камский Бекон», «Авангард», «ТатМитАгро», «Феникс» и агрофирма «Ялтау». Все вместе они производят почти 86 тыс. т свинины, или 93% от общереспубликанского объема.

Лидером направления является челнинское ООО «Камский Бекон», где в 2019 году произвели 54,6 тыс. т мяса. Это более половины от всей производимой в РТ свинины. Однако до лидеров российского рынка ему еще далеко — у «Мираторга», например, 427 тыс. т, у «Черкизово» — 286 тысяч.

Общее поголовье свиней «Камского Бекона» на конец 2019 года, согласно данным организации на ее официальном сайте, составило почти 260 тыс., из них 16,4 тыс. свиноматок. Компания выпускает продукцию под брендом VitaMeat. «Камский Бекон» с годовой выручкой в 5,6 млрд рублей тесно связан с Акибанком и его предправления Ильдаром Галяутдиновым, но официально бизнес почти на 100% принадлежит двум кипрским компаниям — «Топпигс Лимитед» и «Фабагро Трейдинг ЛТД». Лишь 0,1% фирмы владеет Эльза Хайдаровна Галяутдинова, очевидно, родственница банкира.

Для переработки произведенной на «Камском Беконе» свинины в 2018 году связанные с Галяутдиновым структуры запустили в ТОСЭР «Набережные Челны» компанию «АПК „Камский“». Сейчас она выпускает колбасы, мясные деликатесы, а также охлажденную мясную продукцию под брендом «Сосновоборская». В 2018-м компания рассчитывала построить в поселке Сосновый Бор, что возле Челнов, четыре новых свиноводческих комплекса на 12 тыс. ското-мест, но жители выступили против, написав петицию президенту РТ.

Ковалев говорит, что в условиях все нарастающей конкуренции на рынке свинины «Камский Бекон», вероятнее всего, отказался от экспансивных планов, сосредоточившись на повышении эффективности работы на уже имеющихся площадках. Он отметил при этом, что «Камский Бекон» входит в топ-20 крупнейших компаний России и является примером высокоэффективного производства.

ООО «Авангард», которое входит в холдинговую компанию «Ак Барс» Егорова, произвел в 2019 году 17,5 тыс. т свинины и занимает второе место в нашем рейтинге свиноводов республики. В Буинском районе расположен племенной репродуктор на 28 тыс. голов, также имеется два филиала в Чувашии — «Цивильский Бекон» (35 тыс. голов) и «Батыревский бекон» (12 тыс. голов). Возглавляет «Авангард» Николай Курчаткин, депутат Госсовета Чувашии.

Компания совмещает растениеводство (на 30 тыс. га) и животноводство, поскольку 70% в себестоимости свинины составляют корма. В 2015 году на предприятии был запущен мясокомбинат, продукция реализуется под брендом «Мясной дом „Карлинский“», сообщал сам Курчаткин в интервью «МК-Чувашия». В планах — открытие 20 фирменных магазинов сети «Мясной дом „Карлинский“». По итогам 2018 года «Авангард» получил 440 млн рублей прибыли, а вот «Мясной дом „Карлинский“» пока в убытках — минус 1,9 млн за тот же период.

Свиноводческий комплекс ООО «ТатМит Агро» в Сабинском районе в 2019 году произвел 8,8 тыс. т продукции. В 2016-м компанию выкупило ООО «Комос Групп» Андрея Шутова из Удмуртии. Татарстанский актив вошел в субхолдинг «Свиноводство и переработка мяса» и позволил холдингу нарастить общее производство свинины до 50 тыс. т в год.

Свинокомплекс в Шемордане в свое время построил пионер свиноводства республики Дамир Файзерахманов, продукция выпускалась под известным некогда брендом «Шеморданский бычок». В 2011 году свинокомплекс вместе с Шеморданским мясокомбинатом и комбикормовым заводом выкупила компания «Юмико», создав непосредственно фирму «ТатМитАгро», а пять лет спустя была перепродана бизнесменам из Удмуртии. Как рассказывал сам Шутов в интервью нашему изданию, на заводе были закуплены племенные хряки датской породы, поголовье составляет 40 тыс. особей. Компания зарегистрирована в селе Шемордан, принадлежитООО «Хайперфудс Холдинг», конечными владельцами 50/50 являются глава холдинга Шутов и его давний партнер Андрей Осколков.

В ПЕРЕЧНЕ УГРОЗ ДЛЯ СВИНОВОДОВ — АЧС И КОРОНАВИРУС

Агрофирма «Ялтау» расположена в поселке Подлесном в Лениногорском районе РТ, принадлежит на 100% «Татагролизингу», директор — Марат Ахметзянов. В прошлом году компания произвела 2,6 тыс. т продукции. Чистая прибыль по итогам 2018-го — 2,9 млн рублей. В прошлом организацию возглавлял нынешний первый замминистра сельского хозяйства РТ Наиль Залаков. На агрофирме насчитывается более 14,6 тыс. голов свиней, продажи достигают 2,7 тыс. голов в месяц. В структуре также имеется комбикормовый завод с ежедневной пропускной способностью более 120 тонн.

Наконец, пятерку крупнейших свиноводов республики замыкает ООО «Феникс» (2,3 тыс. т в 2019 году). Любопытно, что компания за прошлый год сумела нарастить производство в 15 раз. Это связано прежде всего с эффектом низкой базы — в 2018-м была запущена первая очередь современного высокотехнологичного свинокомплекса в Казиле Тукаевского района. Директор и учредитель предприятия (100%) — Азат Авзалов, депутат совета Тукаевского района.

Ранее у Авзалова уже был собственный комбинат убоя животных в деревне Комсомолец того же района, а также колбасный комбинат и цех обвалки. Вместе с Руфией Зариповой он является соучредителем ООО «Любослава», которое занимается разделкой мяса и изготовлением мясной продукции. На последнюю фирму зарегистрирован товарный знак «Любослава». И вот теперь, замкнув производственную цепочку, Авзалов обзавелся свинокомплексом. В планах инвестора до конца 2021 года построить вторую очередь проекта. Объем инвестиций составит 450 млн рублей. Любопытно, что Зарипова до сих пор владеет 49% ООО «Мясоперерабатывающее оборудование», которое входит в крупную мясоперерабатывающую компанию «Челны-Мясо» Фандуса Хафизова. Предприниматель печально прославился, когда в преддверии чемпионата мира по футболу – 2018 на свиной карбонад его производства оказалась этикетка со знаком «Халяль». Впрочем, это совершенно разные бизнесы, поясняют наши эксперты.

Ковалев рассказал «БИЗНЕС Online», что свиноводство в РФ сегодня выходит на новый этап развития. Если в предыдущие 10–12 лет компании активно наращивали мощности, шел интенсивный рост производства, импортозамещение, то в 2018-м Россия вышла на стопроцентную самообеспеченность по мясу свиней, так что далее будет нарастать конкуренция среди участников рынка. При этом наиболее эффективные инвесторы, для которых производство мяса свиней является профильным бизнесом, продолжают наращивать объемы производства.

«Это период [прошедшие 10–12 лет] благоприятной ценовой конъюнктуры, который оказался комфортен для всех: вытеснялся импорт, нам необходимы были достаточно высокие цены, чтобы предприятия, которые набрали кредиты, могли по ним расплатиться. Сейчас, после выхода на самообеспеченность и в условиях дальнейшего наращивания объемов производства, идет резкое усиление внутренней конкуренции. Мы переходим в стадию зрелого рынка», — говорит гендиректор национального союза свиноводов.

В ближайшие четыре года ожидается, что производство свинины станет расти на 1 млн т ежегодно, тогда как сегодня в России производят около 4 млн т в год. Эти дополнительные объемы должны будут найти свое место на рынке. В «доковидные» времена предполагалось, что расти потребление свинины станет, во-первых, благодаря снижению оптовых цен (за счет конкуренции производителей). Например, в 2019-м оптовые цены на мясо свиней упали на 8–10%. Во-вторых, из-за того, что с рынка будут выбывать неэффективные компании, для которых разведение свиней — это непрофильная деятельность, а также станет сокращаться производство мяса в секторе ЛПХ (неэффективность, снижение численности сельского населения, угроза АЧС) и расти экспортная составляющая.

Сегодня эксперты чуть сдержаннее в своих прогнозах. Оптовые цены на свинину упали глубже, чем ожидалось, а спрос не растет нужными темпами. Будут ли теперь инвесторы увеличивать хрюкающее поголовье в задуманном темпе, большой вопрос. Ковалев отмечает, что многое зависит от урожая-2020 и соответствующих цен на зерно, но больших надежд тут, увы, нет. «Конъюнктура цен для экспорта зерна создана, соответственно, надеяться, что стоимость будет низкой, не приходится, — говорит эксперт и добавляет. — Сейчас мы больше надежд возлагаем на то, что сработают те программы поддержки бизнеса и населения, о которых говорится, что предприятия сохранят или хотя бы резко не снизят свою кредитоспособность. Если такое произойдет, мы по-прежнему оставляем наш прогноз, что средняя оптовая цена на свинину снизится по итогам 2020 года не более чем на 10 процентов, а при негативном сценарии это будет минус 15 процентов».  

МОЛОЧНО-МЯСНЫЕ КОРОВКИ ТАТАРСТАНА

Рейтинговать производителей мяса КРС оказалось несколько сложнее из-за наличия в одних и тех же хозяйствах как мясного, так и молочного стада. Непосредственно к мясному направлению в Татарстане относят только 23 тыс. голов КРС. За 2019 год от коров и быков мясных пород, по данным МСХП РТ, было получено 3,3 тыс. т мяса. Общая же численность КРС в республике сегодня составляет около 1 млн голов, то есть большинство «трудится» на производстве молока.

В то же время нужно понимать, что коровы, «оттрубившие» положенный срок на молочной ферме, в конечном итоге все равно отправляются на убой. Общий объем произведенного в республике мяса крупного рогатого скота (КРС) составляет 168,6 тыс. тонн. Поэтому в данном рейтинге мы ранжируем хозяйства по общему количеству КРС, а также приводим общие показатели по производству ими мяса в живом весе. Также особенностью рынка является отсутствие компаний, ярко доминирующих на рынке: крупнейшие производители, вместе взятые, выдают менее 30% всей продукции, львиная же доля в производстве говядины принадлежит многочисленным фермерским и личным подсобным хозяйствам. 

Интересно, что в 2015–2017 годах в Татарстане реализовывалась целевая программа «Развитие мясного скотоводства» с упором на говядину с общим объемом финансирования около 1,7 млрд рублей. Однако, судя по реалиям 2020-го, программа ожидаемого эффекта не принесла, по сравнению с 2014-м численность чистопородного мясного скота даже снизилась. Отчасти статистику подкосил молочный кризис 2018–2019 годов, когда цены на сырое молоко резко упали и многие производители пустили своих буренок на мясо.

С другой стороны, как отмечают наши эксперты, несмотря на снижение поголовья, показатели производства молока и мяса в РТ в последние годы только растут, это говорит о том, что компании ведут работу над повышением эффективности производства. Активно развивается непосредственно мясное скотоводство. В промышленном масштабе в республике за последние годы было построено и запущено 15 специализированных откормочных площадок по выращиванию КРС с мощностью более 40 тыс. голов единовременного содержания, сообщили нам в минсельхозе РТ.

При этом в стране сегодня наблюдается острая нехватка КРС, сообщила нашему изданию эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Анна Кудрякова. Она объясняет это тем, что заметное (минус 11%) снижение объема КРС зафиксировано в Сибири (в Алтайском и Красноярском краях, Новосибирской области), где закрываются не только фермы, но даже и убойные пункты. «Перерабатывающие предприятия испытывают недостаток мяса КРС во многих регионах страны, закупочные цены имеют высокий уровень и продолжают повышаться, что не радует мясоперерабатывающие компании», — говорит Кудрякова.

В целом на конец 2019 года существенного роста поголовья КРС по всем видах хозяйств в РФ не наблюдалось, данные примерно соответствуют уровню 2018-го — 18,1 млн голов. В ПФО отмечен умеренный рост производства КРС — на 1,3%, в целом по РФ — на 2%. На этом фоне статистика по Татарстану выглядит вполне позитивно. Большинство крупнейших производителей республики имеют положительную динамику по поголовью КРС.

Однако это не касается лидера нашего рейтинга производителей молока и мяса КРС холдинговой компании «Ак Барс», у которой, согласно официальному отчету, в 2017 году численность КРС достигала 96 тыс. голов, но в связи с выходом из состава холдинга агрофирм Камско-Устьинского, Верхнеуслонского и Лаишевского районов на начало 2018-го поголовье сократилось до 84 тысяч. На начало 2020 года ситуация еще ухудшилась — по данным МСХП, у компании Егорова осталось только 73 тыс. голов КРС. Но АБХ все еще остается в лидерах по производству говядины — 8,9 тыс. т по итогам 2019-го (для сравнения: в 2017-м было 10,7 тыс. т).

Большинство коровок Егорова, разумеется, молочного плана. Однако создано и «мясное» ответвление. В частности, были построены откормочные площадки на 10 тыс. голов КРС. Что касается мощностей по переработке мяса буренок у агрохолдинга, то таких сведений в открытых источниках мы не нашли. Официальных комментариев по поводу своей деятельность агрохолдинг традиционно не дает.

МРАМОРНАЯ ГОВЯДИНА ХАЙРУЛЛИНЫХ И «КОЛБАСНЫЙ КОРОЛЬ» МАМАДЫША

На втором месте — предприятие «Красный Восток Агро», которое недавно возглавил сын погибшего депутата Госдумы Айрата Хайруллина — Адель Хайруллин. Как сообщается на сайте компании, общее поголовье племенного скота агрохолдинга насчитывает 65 тыс. голов (63,5 тыс. голов, по данным МСХП на 1.01.2020), в том числе дойного стада — 25 тыс. голов. «Молочные» буренки «пасутся» на 13 мегафермах, 11 из них расположены в Татарстане, еще по одной — в Ульяновской и Тамбовской областях. Также у холдинга имеется ряд откормочных площадок, на которых взращивают мясной КРС. В 2019-м компания произвела 6,5 тыс. т мяса.

Собственная переработка мяса в «КВ Агро» стартовала в 2014 году. Агрохолдинг совместно с московской компанией «АМИ-Инвест» известного предпринимателя Игоря Грушелевскогоанонсировал запуск проекта по выращиванию, переработке и фасовке мраморного мяса (с высоким содержанием жира) «Русский мрамор» в Рыбно-Слободском районе РТ. Его стоимость оценивалась в 2 млрд рублей, производственная мощность — более 12 тыс. т ежегодно. Скот мраморных пород планировалось завозить из Венгрии.

Однако несколько лет назад Грушелевский запутался в долгах и был признан банкротом. В интервью нашему изданию Айрат Хайруллин признавался, что Грушелевский так и не вложил личных денег в данный проект, но при этом остался его идейным вдохновителем. Все финансовые вливания в «Русский мрамор» производил Энергобанк братьев Хайруллиных. Проект был реализован частично (на 1 млрд рублей): так и не построили откормочное производство, а вместо венгерских там по-прежнему используются отечественные (бывшие молочные) коровы. Сам Грушелевский в интервью нашему изданию два года назад рассказывал, что благодаря особенным условиям содержания животных мясо от них все равно получается мраморным, что достигается прежде всего зерновым откормом. В начале этого года менеджмент компании сменился. Согласно «Контур.Фокусу», гендиректором стал Игорь Николаевич Напалков, но при этом состав учредителей остался прежним. В компании нам дали понять, что у нового руководства есть планы по дальнейшему расширению производства, но от более подробных комментариев отказались. Продукция под брендом «Мясная слобода» сейчас активно продвигается в крупных торговых сетях («Пятерочка» и др.).

На третье место в нашем рейтинге вырвался «колбасный король» из Мамадышского района — Рифат Мутигуллин (АПК «Продовольственная программа»). Бывший работник банка начинал свою деятельность «на земле» с небольшого колбасного цеха, затем втянулся, создал хозяйство в селе Нижняя Ошма. С 1998 года в Мамадыше заработал мясоперерабатывающий завод, который специализируется на выпуске колбасных и мясных изделий под брендом «РМ», сегодня они широко представлены в татарстанских и федеральных розничных торговых сетях.

В 2018 году ввели в эксплуатацию забойный цех в селе Отарка убойной мощностью 10 голов крупного рогатого скота в час (30 тыс. в год). Также были построены откормочные комплексы общей мощностью 20 тыс. голов бычков на четырех площадках Мамадышского района. Ввод последних мощностей запланирован в 2020-м. Сегодня у предпринимателя всего более 24 тыс. голов КРС, за прошлый год он произвел 5,5 тыс. т мяса. Порядка 80% мяса Мутигуллин перерабатывает на заводе в Мамадыше, излишки реализует в Москву и Санкт-Петербург.

Нашему изданию Мутигуллин сообщил, что в своем районе он строит хлебоприемный пункт и кормоцентры по производству кормов для КРС. «Нормально, вроде работаем», — кратко прокомментировал нам ситуацию на мясном рынке сам предприниматель. Он также видит, что спрос на его продукцию с приходом «короны» снизился, хотя затруднился назвать конкретную цифру падения. «Люди не работают, стали экономить, денег нет, лишний раз в магазины не ходят, а наша колбаса все равно рассчитана на народ с достатком выше среднего, — объясняет Мутигуллин. — По мясу та же ситуация, мы же в ресторанный бизнес, HoReCa много поставляли». Несмотря на все кризисы, менять свои инвестиционные планы бизнесмен не собирается. «Верим в светлое будущее, нам все равно работать надо, корову каждый день кормить и доить нужно», — говорит он нам напоследок.

Только четвертое место по говядине — у «Агросилы». Общее стадо КРС Фардиева хотя и больше, чем у Мутигуллина, — 35,7 тыс. голов, но по соотношению молочных и мясных животных проигрывает последнему. Но это вполне объяснимо, так как «Агросила» в первую очередь ориентирована на производство молока. Конечно, компания создала «мясную» откормочную площадку на 5 тыс. голов КРС в селе Поручиково Заинского района. Теперь в планах холдинга — строительство пункта по забою КРС.

«У нас в год до 7 тысяч голов КРС нужно направлять на забой, поэтому есть необходимость рассмотреть возможность осуществления собственного забоя скота с целью реализации мяса в убойном весе, потому что это более высокомаржинальный продукт, нежели когда мы продаем мясо в живом весе», — объясняет Барсукова. В целом в минувшем году холдинг получил около 5,3 тыс. т мяса в живом весе.

«ПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ ИСПЫТЫВАЮТ НЕДОСТАТОК МЯСА КРС»

На пятом месте мы расположили компанию ООО УК «Агро Инвест» депутата Госсовета РТ Раиса Сулейманова. Животноводство у него сконцентрировано на двух площадках — ООО «Агрофирма „Южная“» Нурлатского района и ООО «АксуАгро» Аксубаевского района. В компании более 13,6 тыс. голов КРС, за 2019 год произведено 1,8 тыс. т мяса. В последнее время предприятие переживает непростые времена: в начале года был закрыт из-за нерентабельности завод по производству сахара — ЗАО «Нурлатский сахар».

Порядка 10 тыс. голов скота находится на «воспитании» у ООО «Союз-Агро». Считается, что компания близка к главе «Татнефти» Наилю Маганову, директор агрохолдинга — Ренат Вафин. Животноводческое направление данной компании сконцентрировано на базе Актюбинского регионально-производственного комплекса Азнакаевского района, где завершается строительство животноводческого мегакомплекса на 3,8 тыс. голов КРС, а также откормочной площадки на 1,5 тыс. голов КРС.

7 тыс. голов КРС насчитывается у «СХПК „Имени Вахитова“», расположенного в Кукморском районе РТ. Его бессменный руководитель — Нафик Хусаинов. Компания произвела в 2019 году 1,5 тыс. т мяса КРС. Также нельзя не упомянуть про ООО «Хузангаевское» в Алькеевском районе. В прошлом убыточное предприятие было выкуплено НП «Звениговский» марийского олигарха-коммуниста Ивана Казанкова. Сейчас там содержится около 5 тыс. голов крупного рогатого скота, есть перерабатывающие цеха. В 2018-м мяса реализовано 533 тонны.

Из-за сложившегося дефицита мяса КРС средние закупочные цены на полутуши по РФ в 2019 году оказались выше значений 2018-го на 6,3% и составляют 238 рублей за килограмм, говорит эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Кудрякова. В 2020-м средние значения по полутушам находятся на еще более высоком уровне — 243 рубля за килограмм. Для сравнения: это заметно превышает среднюю стоимость свиных полутуш в текущем году (130 рублей за кг) и цену тушки цыпленка-бройлера (98 рублей за кг). По словам Кудряковой, предложений по полутушам КРС, предназначенным для мясопереработки, сегодня очень мало.

Эксперт объясняет, что в 2017–2018 годах были приостановлены поставки в РФ мяса из Бразилии. Сейчас они возобновились, но составляют менее половины от объемов 2017-го. Помимо этого, периодически вводятся те или иные ограничения на поставки говядины из Беларуси, что сократило ввоз мяса из данной страны в 2019 году на треть. Все это также создает условия для увеличения цен. В 2020-м, по мнению эксперта, сохранится умеренный рост стоимости КРС.

Согласно данным ФГБУ «Центр агроаналитики», в последние месяцы 2020 года цены на говядину колебались в пределах 3 рублей на килограмм, но они по-прежнему остаются выше уровня 2019-го. Также с приростом идет экспорт мяса КРС, в основном в Китай и Вьетнам. Эксперты Россельхозбанка даже включили рынок мяса КРС в число отраслей, которые почувствовали положительное влияние «коронакризиса». «Связано это с тем, что открыл свой рынок для российской говядины Китай — крупнейший в мире потребитель мяса. Причем в КНР есть спрос на премиальную говядину, которую может поставлять Россия», — сообщает портал meatinfo.ru.

***

Другие виды мяса занимают незначительную долю в общем объеме производства в РТ. Баранины и мяса коз по итогам 2019 года было произведено всего 16,6 тыс. т (3,6% от производства в РФ). В республике насчитывается 330,4 тыс. голов данной живности, причем в прошлом году произошло снижение поголовья (94% от уровня 2018-го). 

Мясное коневодство в республике, к сожалению, не развито. Забой животных для производства казылыка и прочей продукции из конины владельцы лошадей осуществляют в частном порядке, так что официальная статистика по ним не ведется.